`Лагерь отдыха "Ананас"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » `Лагерь отдыха "Ананас" » `Творчество » Тень Ветра


Тень Ветра

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Глава 1

Давно Суна уже не видела такой песчаной бури как эта. Сильный южный ветер стремительно срывал с дюн бесконечное количество песка, поднимал его в воздух, а потом с яростью обрушивал  назад, на землю. Пещинки больно бились о лицо и руки, пытались ослепить. Солнце скрылось за пеленой песка и пыли, а лучи его мутно расплывались, будто краски на бумаге.
Огромный караван медленно заходил в Суну. Феодал Ветра снова пожаловал в деревню Песка, чтобы проведать своих жену и сына. Он - жестокий, высокий мужчина средних лет с темными волосами. Жадный, грубый, беспощадный. Его лицо напоминало морду злого пса. И он вечно требовал подчинения, поклонения, считая себя богом.
Словно белый лебедь в таком же белом кимоно, расшитом сверху золотыми нитями, Темари стояла на крыльце своего дома, и взгляд ее был направлен туда, в сторону ущелья, через которое проходил караван. Она прикусила нижнюю губу и положила руку на поручень, сжав его. Ветер играл с ее золотыми волосами, дразнил, трепал их. Шептал что-то веселое, сладкое, неудержимое. Но сейчас Темари не слушала этого наглеца. Она уже думала о том, что ее муж совсем скоро прибудет сюда, увидит сына, поговорит с ним о какой-то ерунде, абсолютно ненужной ребенку в  5 лет.  А ночью приступит к ней и будет грубо прижимать к кровати всем своим телом, оставлять красные следы и синяки на нем; кусать губы, сжимать грудь и шептать что-то о любви, что-то совершенно лживое и грязное. Очень сложно быть женой феодала, который старше на целых двадцать лет.
Темари зашла в свою спальню и, подойдя к комоду, открыла шкафчик. Она взяла в руки круглую шкатулку с ее гребнем . Гребень был обязательной частью любого наряда жены феодала Ветра, недаром на нем была символика страны. Жена была обязана подчиняться традициям.
Тихий шорох, а затем звук удара. Что-то упало на пол. Темари поставила шкатулку и опустила глаза. Повязка Джоунина напомнила девушке, что когда-то она была другой. Смелой, неудержимой куноичи с отблесками солнца в глазах. И любила она кого-то другого, кого-то ленивого, но в тоже время безумно умного. Как давно это было?
Девушка невольно улыбнулась, вспоминая его образ, привычки, темные волосы, карие глаза... И несмотря на то, что она была дочерью Казекаге, он всегда относился к ней как к самой обычной куноичи. Это одновременно и злило, и притягивало Темари. Она вспомнила все, что было связано с ним - экзамен на Чуунина, операция по возвращению Саске, затем спасение Матсури. А потом она - посол из Песка, а он ее сопровождающий. Затем разрушение Конохи и начало войны, и снова он рядом с ней... Она прекрасно помнит все, что было там. Темари вспомнила, как он сказал, что ему нужно взять половину отряда и присоединиться к Даруи. «Я думаю, что все будет в порядке, и, возможно, я вернусь» - таковыми были его слова, когда он уходил. Что было в его душе тогда? О чем он размышлял? Зачем он так часто оборачивался, когда уходил, и улыбался ей?
Война закончилась, хоть и потерь было много. И Темари довелось почувствовать глубокую грусть по учителю, когда Баки погиб на ее глазах от нелепой взрывной печати. Тогда в ней открылось второе дыхание и на поле битвы образовалось гигантское торнадо, которое сумело сокрушить всех врагов. Техника эта забрала у нее все силы, и она потеряла сознание.
Проснулась уже в госпитале Конохи, который был отстроен сразу после нападения Пейна. На соседней кровати лежал Шикамару, правая рука котрого была перебинтована. Несмотря на это, он сумел дотянуться и крепко сжать ее левую руку. Что-то совершенно необычное было в том, как его пальцы переплетались с ее собственными. Она наблюдала за тем, как он спит, и не желала будить его. Это ведь было чертовски притягательное  зрелище.
А потом была пара недель реабилитации, награждение ненужными медалями за победу в этой войне и одна ночь, проведенная с ним. Он ничего не сказал, ничего не объяснил. Так сложилось, что ей негде было остаться на последнюю ночь в деревне Листа, а его дом был свободен, ибо родители все еще помогали лечить раненых в госпитале. И как только они оказались в доме клана Нара, все произошло само собой. Одежда стала тесной и неудобной, и снимать ее было одно удовольствие. Его поцелуи были и грубыми, и нежными одновременно. И совсем не хотелось отрываться от мягких влажных губ, ни на секунду не прерывать этой «бури». До кровати они так и не дошли, просто рухнули на пол где-то в коридоре. Горячее дыхание Шикамару щекотало шею, его руки уже свободно гуляли по ее телу, время от времени лаская грудь и спускаясь ниже, к самому сокровенному. А Темари без стеснения и стыда выгибалась и стонала, отдавая всю себя ему. В тот момент лишь тела могли вести беседу между собой. Шикамару резко схватил девушку за талию и одним движением поднял ее, больно прислонив к стенке. Темари слегка вскрикнула, инстинктивно обхватив его торс ногами. Он стал медленно целовать ее губы и так-же медленно входить. А затем ускоряться, прислушиваясь к ее тихому «быстрее». Они одновременно финишировали, и после этого сумасшествия Шикамару понес девушку на кровать. Уснули они только под утро, так как всю ночь не могли прекратить целовать, обнимать и ласкать друг друга.
А потом она ушла в Суну, пообещав вернуться. И не вернулась. Что-то странное произошло. Она слушала Гаару и не понимала, почему все случилось именно так. А Казекаге говорил что-то об экономике деревни и ее политическом положении после войны. Темари кивала головой и согласилась на одну простую просьбу - выйти замуж за феодала Страны Ветра. Он давно просил руки девушки и пообещал вложить все свои деньги в деревню Песка, если Темари выйдет за него.
И она вышла замуж без колебаний и уговоров в порыве заботы о своей родной деревне. Через девять месяцев родила сына. Феодал потребовал, чтобы девушка больше никогда не брала в руки свой боевой веер, и ей пришлось подчиниться. Она была словно очередной слугой для него. Темари терпела все. Ради родной деревни. Ради семьи. Ради сына, единственного и такого любимого. И все стало налаживаться. И сердце болело уже не так, как раньше. И образ Шикамару начинал уходить из головы, и пять лет пролетели незаметно и...
Увы, не так все просто.
Канкуро был одним из учителей сына Темари. Девушка больше не могла тренировать даже родного сына, так как пообещала мужу не использовать никакие техники. Нельзя жене феодала быть матерью и куноичи одновременно. Канкуро давно подозревал, что сестра ему чего-то не договаривает. И неделю назад он пригласил ее посмотреть на тренировку сына.
- Я заметил кое-что. Сора, покажи мне ту технику, что ты сделал вчера, пожалуйста, - сказал Канкуро, внимательно посмотрев на Темари. Девушка тогда не поняла, что он имеет в виду, пока сама не увидела. Черная тень медленно потянулась к дереву и обвила ствол. Продержалась эта техника двадцать секунд, и затем тень отступила назад, к хозяину. Сора тяжело вздохнул: все-таки даже такая простая техника забирала у ребенка много чакры. Он улыбнулся и  посмотрел на Темари.
- Техника клана Нара, не так ли? Я уже давно подозревал. Но я никому не скажу, просто хочу, чтобы ты знала, - тихо сказал Канкуро. Темари опустила глаза.
- Спасибо, Канкуро, - тихо ответила она , подошла к сыну и присела возле него. Она нежно погладила мальчика по его светло-руссым волосам и слегка улыбнулась вглядываясь в его карие глазки. В ее глазах заблестели слезы, которые она ловко смахнула.
- Никогда не показывай эту технику отцу, Сора. Никогда.
Удивительно, сколько воспоминаний может вызвать дурацкая джоунинская бандана. Темари взяла ее в руки и положила назад в комод. Она закрепила гребень на своих волосах, внимательно посмотрев на себя в зеркало.
Сегодня был важный день. И не только потому что в деревню Песка приехал феодал страны Ветра. Помимо него, к вечеру должны прибыть  феодалы других стран: Камня, Воды, Огня и Молнии. Деревне Песка выпала честь принимать у себя всех феодалов на очередном совещании. Охрана в Суне была усиленной - дополнительные посты стояли везде. Они должны были помочь добраться феодалам, ибо песчаная буря пока не собиралась прекращаться. Некоторые отправились навстречу правителям, чтобы безопасно довести их до деревни. Вся Суна ожидала вечера.

0

2

Глава 2

Феодал Огня прибыл в деревню самым последним. Его команда совсем не ожидала такой «приветной» погоды от страны Ветра. У входа их встретил Канкуро. Кукольник улыбнулся, приветствуя гостей из Огня. Половину охраны феодала Огня составляли его добрые друзья из деревни Листа: Киба и Шино. Были и другие; например, Саске, который все таки вернулся в деревню Листа после окончания войны и... Шикамару. Все они уже давно стали Джоунинами.
Феодал Огня недовольно поморщился, закутывая лицо в шарф. Песчинки больно били по лицу и не позволяли нормально осмотреться вокруг.
- О, черт. У вас тут всегда такая погода? Нельзя что-то сделать? - недовольно сказал он, выплевывая песок.
- Простите, но я не умею управлять песком. Так что сделать ничего не могу, потерпите еще немного. Мы почти пришли, - ответил Канкуро. Кукольник обернулся, внимательно посмотрев на Шикамару. Он не сразу узнал его: Нара жутко изменился. Конечно, внешне он был таким же. Изменился он в другом. Сейчас Канкуро видел в нем взрослого, смелого и спокойного мужчину, опытного шиноби, повидавшего немало на своем веку. Его глаза смотрели куда-то в сторону, спокойно провожая взглядом каждую улицу, которую они проходили. Он медленно выдыхал дым от сигареты, что была у него во рту. Казалось, его совсем ничего не заботило. Он бы смог сейчас спокойно убить любого, кто посмеет напасть на феодала, ну или побеспокоить его самого.
О чем же думал Шикамару, когда ему поручили эту миссию? Он продолжал играть в безразличие, хоть это было и нелегко. Парень помнил слова Наруто, его серьезный взгляд. Никогда он не видел Узумаки таким. Титул Хокаге повлиял на него, сделал серьезным и ответственным мужчиной, ведь война отобрала у Конохи Цунаде: она сохранила жизнь остальным Каге своей последней медицинской техникой.
- Ты хорошо знаешь Гаару, поэтому ты должен быть в команде сопровождающих. Не смотря ни на что... – на момент, Наруто замолчал, но очень скоро продолжил: - передашь ему этот свиток. Удачи вам. Я надеюсь на тебя, Шикамару.
Задание в деревне Песка - в деревне, которую Шикамару желал больше никогда не навещать. Песок, ветер, солнце - все это казалось ему мерзким, лживым, сухим. Все это, почему-то, напоминало ему о той боли, которую он испытывал пять лет назад. Трудно поверить в то, что одна женщина может доставить мужчине такую боль. Шикамару не верил этому. Он всегда принимал женщин за слабых, проблематичных и бесполезных созданий, которые не должны лезть в «мужские дела», а защищать мужчин тем более. Долго эта его гипотеза не просуществовала. В жизни Шикамару появилась Темари, которая решила поселиться в его голове и сердце. Ему казалось, что все его разговоры сводятся к ней, что все теперь крутится вокруг ее персоны. Они через многое прошли, и Шикамару отмахивался от самого себя, принимая это за дружбу. Что у него может быть общего с этой проблематичной, нахальной женщиной?..
Изменила все война. Он вспомнил, как ему нужно было уходить, и как он смотрел на нее, оборачиваясь и размышляя о том, что случится, если Темари не сумеет отбить атаки врага. Впервые в жизни он так переживал. А потом вернулся, победив своего мертвого сенсея, и увидел ее, без сознания лежащую посреди поля битвы. На момент ему показалось, что она мертва – и неприятный холод наполнил его сердце. Враги продолжали наступать, и один из них намеревался добить Темари. Шикамару этого не допустил, ему пришлось подставить свое плечо под атаку, но он сумел спасти ее. Он успокоился, когда почувствовал ее слабый пульс.
По дороге к медицинскому лагерю, на них напали, и Шикамару оказался раненым. Сакура обнаружила в его крови сильнодействующий яд, и он остался в лагере. Но на самого себя Шикамару было наплевать - он больше переживал за Темари. Девушка три дня не приходила в себя. Ее чакра регенерировала очень медленно. За это время успела закончиться война, и их перевели в госпиталь Конохи. Мест в палатах не было, поэтому их кровати поставили рядом, в коридоре, и даже не разделили шторкой. Тогда Шикамару хотел застать момент, когда Темари откроет глаза, но не смог и уснул. И даже во сне он видел ее.
Они довольно быстро поправились – как раз к церемонии вручения медалей за разные глупости. Шикамару и Темари стояли рядом друг с другом, наблюдая, как феодалы разных деревень по очереди подходят к шиноби и вручают им медали.
- Ты обещал угостить меня еканом, - прошептала Темари. Шикамару вздохнул.
- Проблемно. Ты всю войну думала о сладостях? – спросил парень, мельком глянув на нее.
- Нет. Я вспомнила об этом в госпитале. Не избегай обязанностей. Я от тебя не отстану, и во снах буду преследовать. Тебе оно надо? – ответила девушка и улыбнулась.
Шикамару было приятно проводить время в компании с ней. Пусть она была вредная, иногда наглая и проблемная. Зато Темари, в отличие от других девушек, не слишком много болтала.
Одна ночь сумела изменить все. Это была ее последняя ночь в деревни Листа: утром она должна была возвращаться в родную деревню. Гостиница Конохи была переполнена, а Шикамару вдруг вспомнил о том, что его родителей еще нет дома. Он предложил Темари переночевать в их доме, и она согласилась. Он впустил ее внутрь и закрыл дверь. Что-то странное промелькнуло в голове Шикамару. А что, если... Будь что будет!
Он быстро подошел к Темари и, не говоря ни слова, поцеловал девушку, обвив ее талию своими руками. Она не стала сопротивляться, а когда ее холодные руки нырнули под его кофту и заскользили по его горячей спине, Шикамару перестал сдерживать себя. Он быстро избавил девушку от одежды и повалил ее на пол, слегка прижав. Шикамару нежно целовал каждую клеточку на теле Темари, нежно гладил ее талию. Все в ней медленно сводило парня с ума: ее учащенное дыхание, ее тело, ее розовые губы, ее прикрытые глаза... Она сама была сплошным сумасшествием! Одних поцелуев, пусть даже страстных и головокружительных, внезапно стало мало, и с каждой секундой хотелось большего, с каждой секундой желание нарастало, накатывало волнами, не давало покоя. Голова как будто наполнилась дымом – одурманивающим, пьянящим. Это словно ты куришь сигарету, но в тысячу раз приятнее. Шикамару судорожно пытался собраться мыслями, придумать стратегию, обдумать все хорошенько. Но даже его гениальный мозг иногда дает сбой, а при такой ситуации он вовсе решил предать юного шиноби. Остались лишь инстинкты, чутье и что-то еще. Что-то странное, действие которого наполняло сердце Шикамару приятным теплом. Больше невозможно было ждать. Он резко поднял Темари и прислонил к стене рядом. Шикамару вошел в нее – возможно медленно и грубо, он уже и не понимал, что делает. Темари прижалась к нему и громко застонала, что-то зашептала. Парень уже не слышал ее, лишь крепко обнимал и целовал ее лицо. Эта буря продлилась пару минут, и потом девушка положила голову на его плечо, тяжело дыша, будучи утомленной. Шикамару продолжал крепко прижимать ее к себе. Он понес ее в свою комнату и уложил на кровать рядом с собой. Шикамару улыбнулся теперь уже нежно сжимая ее руку в своей и жадно скользя взглядом по ее совершенному телу.
- Я люблю тебя, - прошептал парень, поцеловав руку Темари. Девушка улыбнулась, слегка прикусив губу.
- Сколько времени прошло? Экзамен, разрушение Конохи, война... Сколько всего ты выдержал? Я восхищаюсь тобой, плакса, - ответила Темари, нежно проводя пальчиками по лицу Шикамару.
Шутит. Всегда шутит и пытается язвить, обзывая разными словами. Такая странная, проблематичная женщина, которую Шикамару полюбил. И любовь эта была настоящая – парень в этом не сомневался.
- И что ты ответишь? – поинтересовался Шикамару.
- Узнаешь утром, когда проведешь меня до ворот.
- Что? Так... А кто решил?
- Ладно, можешь не провожать, - она кокетливо провела пальцем по его губам, - но тогда и не узнаешь , чем отвечу я.
- Умеешь ты убеждать, всегда умела... Я проведу тебя, но спать не буду, так и знай. И ты не будешь, - нагло заявил Шикамару и стал страстно целовать губы девушки, прежде чем она смогла что-либо ответить.
В безумной страсти, нежности и стонах они провели эту последнюю ночь. Утром Шикамару провел девушку до ворот. Они остановились возле них, и Темари обернулась, улыбнувшись напоследок.
- Когда вернешься? – спросил парень, стараясь не смотреть на Темари. Ему не очень хотелось отпускать ее назад в Суну. Он чувствовал что-то странное, что-то нехорошее. Она снова улыбнулась.
- Очень скоро, Шикамару.
- Ладно, тогда...
Не успел он закончить, как Темари вдруг поцеловала его и посмотрела прямо в его широко открытые от такого ее неожиданного действия глаза.
- Я тоже люблю тебя, Шикамару.

Первая неделя. Вторая неделя. Третья. Месяц. Второй месяц. Третий...
На его письма нет ответа. От нее ни единого письма. Странная тоска и горечь пожирает сердце Шикамару. Он не может есть, спать, не может улыбаться и веселиться с друзьями. Наруто стал Хокаге. Наступила осень в Конохе. Дожди. Задания. Шикамару наплевать на это. Он чувствует: что-то не так. Неужели Темари...
Наруто вызвал его к себе – в очередной раз. Целый час он рассказывал Шикамару, как здорово быть Хокаге и как он счастлив, что в скором времени женится на Хинате, и что Саске теперь в деревне, и что все хорошо и что мир во всем мире. Немного жалуется на кучу бумаг, которые каждый день приходиться подписывать. А потом смотрит на Шикамару, вздыхает и вытягивает из этой самой кучи документов какое-то письмо. Передает его в руки парня и внимательно смотрит на его лицо. Шикамару переворачивает письмо другой стороной и видит на нем символику страны Ветра, более того – символ Сунны, «і». Его бросает в жар, потом в холод. Руки нервно сжимают письмо – что там за новость? Неужели...
Он разрывает конверт и вытягивает красиво сложенный лист бумаги. Пробегает глазами по первой строке и облегченно вздыхает: жива. А потом продолжает читать и бледнеет. Это шутка?

Ув. Хокаге деревни Скрытого Листа,
Я, как Казекаге Скрытого Песка, имею честь пригласить Вас и Вашу невесту на свадьбу Сабаку но Темари и Феодала страны Ветра, великого Танаки Кадзимуро. Это честь для нашей семьи – принимать такого гостя как Вы в нашем доме. Надеюсь, что Вы сможете приехать в деревню Скрытого Песка и посетить свадьбу моей дорогой сестры. Ждем Вас с нетерпением.
Искренне Ваш
Сабаку но Гаара

Шикамару долго молчал, пробегая глазами по строчкам еще и еще. Он не мог в это поверить. Парень наивно надеялся, что это просто сон – глупый, ужасный сон. Но это была реальность – жестокая, причиняющая ноющую боль в груди. Он положил приглашение на стол Хокаге.
- Я могу идти? – спросил Шикамару, пытаясь придать своему голосу спокойный и привычный тон.
- Ты в порядке? – озабоченно спросил Наруто.
- Почему я должен быть не в порядке?
- Ну, ты и Темари...
- Я искренне рад за нее. Передашь им мои поздравления. Я могу идти?
- Шикамару...
- Спасибо, - ответил парень и вышел из кабинета. Он быстро покинул резиденцию и направился в сторону леса. Лес, который принадлежал клану Нара, был недалеко от Конохи. Сейчас в нем было пусто и холодно. Почти так же, как и в сердце Шикамару.
Он упал на землю влажную от дождя и мокрых листьев. Шикамару больше не мог сдерживаться – он громко закричал, запрокинув голову, направив взгляд в небо. Его крик напоминал вой одинокого волка. Слезы хлынули из прикрытых глаз Шикамару. Он сжал зубы и поднялся.
- Я... ненавижу... женщин... – произнес парень, дрожащими руками роясь по карманам в поисках сигарет. Он зажал одну из них в зубах и зажег ее, затянувшись. Серый дым поднялся в небо, вырисовывая лицо Темари. Он смотрел на это, и слезы снова наполнили его глаза.
- У меня от дыма всегда глаза слезятся... – прошептал он, в очередной раз обманывая самого себя.

Первая неделя. Вторая неделя. Третья. А ей наверное хорошо с ним. Она счастлива. Плевать.
Задание. Еще одно. И еще. Больше заданий.
Звание Джоунина. Больше работы. То, что нужно.
Боль в сердце Шикамару замолкала. Он решил посвятить себя заданиям. Все его друзья уже давно женились, а он... У него иногда был секс с Шихо. Зачем жениться на ней? Она была весьма удобна, как бы эгоистично это не звучало. А Шикамару твердо решил, что он никогда не женится и у него не будет детей. Ничего, клан будет жить – он ведь не Саске, которому придется работать над восстановлением клана. В его семье есть много Нара, а отцу и матери и без внуков хорошо будет. Благо, он уже съехал от них. Своим беспокойством (не так отец, как мать) родители частенько выводили Шикамару из себя.
Как здорово быть одному. Как здорово жить одному. Как здорово никого не любить. Вот только почему в глазах каждой девушки он по-прежнему видит ее глаза?

0


Вы здесь » `Лагерь отдыха "Ананас" » `Творчество » Тень Ветра


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC